Вольтов столб

Простой и гениальный вывод из опытов Гальвани суждено было сделать его соотечественнику Алессандро Вольте (1745-1827). Рассказывают, что все многочисленные братья и сестры Алессандро росли здоровыми и нормальными. Один Алессандро был хил, плохо развивался, заговорил только в четыре года, первое слово его было «нет». После этого развитие мальчика пошло гигантскими шагами.

Прочитав в марте 1792 г. трактат Гальвани, Вольта чрезвычайно заинтересовался «животным» электричеством и начал ставить опыты сам. И только спустя восемь лет чудо «оживления» получило верное истолкование.

Вскоре же после начала опытов Вольта замечает, что «лягушка представляет собой электрометр, весьма чувствительный», то есть играет роль измерительного прибора. Он заменяет лягушку собственным языком и ощущает, как он пишет, «вкус электричества». На середину языка он кладет золотую монету или серебряную ложку, а к кончику языка прикладывает чистую оловянную пластинку и приводит ее в соприкосновение с монетой или ложкой. При этом он ощущает «такой же кисловатый вкус, что и при приближении языка к кончику искусственно наэлектризованного проводника...»

Через три месяца после того как Вольта начал повторять опыты Гальвани, у него уже не осталось никаких сомнений относительно наличия тока: лягушка или язык регистрирует электрический ток. Откуда он появляется? Металлы, пишет Вольта, «не только прекрасные проводники, но и двигатели электричества».

После статьи в «Физико-медицинском журнале» в 1794 г., где он утверждал, что надо говорить не о «животном» электричестве, а об электричестве «металлическом», оставалось ждать только одного: появления технического устройства из металлов, генерирующего электрический ток. Но идеи такого устройства у Вольты в то время не было. Прошло пять лет, заполненных опытами, дискуссиями, размышлениями, сомнениями. Но вот в самом конце 1799 г. Вольта создает источник электрического тока из двух разнородных металлов, разделенных «влажным телом». Это был вольтов столб - одно из выдающихся в истории естествознания изобретений, возвестившее наступление эры электричества.

Вольтов столб складывался из элементов, а каждый элемент состоял из медного (или серебряного) и цинкового (или оловянного) дисков, проложенных кружком из пористого материала, пропитанного солевым раствором. Чтобы раствор не вытекал, пористые кружки делались по размеру несколько меньше, чем металлические. Несколько элементов ставились друг на друга - получался столб. При прикосновении к самому нижнему и самому верхнему диску ощущался электрический удар.

Мощность столба зависела от количества элементов. Но при большом количестве дисков столб делался неустойчивым, и Вольта придумал для него специальную ограду из четырех прутьев, не проводящих ток, или делил столб на несколько частей. Самым лучшим оказался столб, который Вольта назвал «прибором из цепи чашек». Несколько десятков чашек, наполненных соленой водой, соединялись металлическими дугами, которые делались из двух металлов - меди и цинка. Оба металла были спаяны выше места их погружения в жидкость. Один конец дуги помещался в одну чашку, другой - в другую, так что в средних чашках оказывались два разнородных металла.

Какие бы формы Вольта ни придавал своему столбу, он убеждался, что два разнородных металла, разделенные «влажным телом», представляют собой новый источник электричества, о котором прежде никто не знал. От машины Герике он отличался тем, что не требовалось затрачивать никакой механической энергии, чтобы источник тока начал действовать: электрические заряды возбуждались не трением, а «вследствие прикосновения разнородных металлов через влажный проводник».

Вот что писал о своем открытии Вольта президенту Лондонского Королевского общества Джозефу Бэнксу:

«После долгого молчания, в котором я не пытаюсь оправдываться, имею удовольствие сообщить Вам, синьор, а через Ваше посредство и Королевскому обществу о некоторых поразительных результатах, полученных мною... Главный... это создание прибора, который по своим действиям, то есть по сотрясению, испытываемому рукой и т. п., сходен с лейденской банкой или со слабо заряженной электрической машиной, но который, однако, действует непрерывно, одним словом, дает непрерывный поток электрического флюида».

Письмо Вольты было напечатано в «Философских трудах» Королевского общества, и мир узнал о появлении химического источника тока. Ученые были поражены удивительной простотой устройства столба и его необычайными возможностями. В честь Вольты единицу измерения электрического потенциала назвали вольт. Слава его была ослепительной, и он не в пример своему предшественнику Гальвани был счастливейшим из ученых.

Вольта думал, что его открытию суждено будет найти применение в медицине. Ни он, ни его современники не предполагали, какой переворот во всем мире совершит электричество. Французский физик Араго, младший современник Вольты, был прав, говоря, что «этот столб представляет собой прибор, чудеснее которого никогда не изобретал человек, не исключая телескопа и паровой машины».